Народы Дагестана

Урари и ураринцы

 Название Урари происходит от слова «ургIяла», что в переводе на русский язык означает «горный склон». «УргIери» – село на склоне. 

К селению Урари относится множество сел и хуторов, таких как Уркутта, Урхниша, Курки, Каркаци, Туракари, Мускили, Аяцури, Бутултта, Цурмая, Сур-сурбачи, Карбучимахи и Аяцимахи. Из них Сур-сурбачи, Карбучимахи и Аяцимахи являлись дочерними селами Урари. Об этом говорят многие свидетельства. Это единый язык, единые адаты и традиции, до сих пор продолжающиеся прочные родственные связи, единая территория, начиная с местности Арапи, граничащая с Кулинским районом на западе, до земель Кунки, Ашты, Зилебки, Ураги на юге, Сутбук –  на востоке. Это почти треть нынешних земель Дахадаевского района. На заре советской власти Сур-сурбачи, Карбучимахи и Аяцимахи стали административно самостоятельными. Остальные хутора и поныне остаются в составе Урари и юридически, и экономически, и административно. О том, что Сур-сурбачи, Карбучимахи и Аяцимахи были ураринскими, говорят и такие факты: во-первых, до 30-х годов прошлого века покойников из этих населенных пунктов хоронили на ураринском кладбище. Участки, отведенные этим населенным пунктам под кладбище, и сейчас отчетливо заметны. Во-вторых, по четвергам из прилегающих указанных сел приходили в Урари женщины с кувшинами, чтобы наполнить емкости мечети водой для пятничных намазов. Емкости большой вместимости – 10 тонн. Ураринским женщинам не под силу было самим это делать, ибо на пятничные молитвы собиралось 700–800 человек из всех ураринских населенных пунктов. 
Остальные хутора получили свои названия географически, т.е. по расположению. Например, Уркутта – хутор расположен рядом с «уркутом» – проселочной дорогой, Урхнища – отсюда в ясную погоду видно Каспийское море, и село получило название морское – Урхьнищи. Каркаци расположен между двумя склонами в узком ущелье (Кьакьаси медличиб), в тесном  (кьакьаци) месте. ГIяяцIури – гIяя – это равнина на сопке, цIур – это пирамида, сложенная из камней для отпугивания волков. Соединив обе части, хутор получил название ГIяяцIури (Аяцури).
Селение Урари располагалось в местечке «Буркьа шила муза», что означает «на сопке старинного села», в 2 км к западу от нынешнего села. Об этом свидетельствуют сохранившиеся до сего времени развалины старых строений, часто встречающиеся среди них грубой ручной обработки черенки глиняных сосудов, обожженные камни, могильники с надмогильными плитами, расположенные рядом с развалинами, где покоятся останки захороненных вверх лицом. Аналогичные могильники имеются и на юго-западной окраине нынешнего села Урари. Все это свидетельствует о том, что первоначальное село Урари существовало в до-арабский период. 
Селение Урари занимало господствующее положение в Сюргинском округе. Хутора и селения образовались переселением из села Урари молодых семей из наиболее знатных на свободные территории, о чем свидетельствуют до сих пор сохранившиеся родственные отношения. Жители прилегающих сел и хуторов называют себя ураринцами.
Кроме указанных сел и хуторов, которые существовали и существуют как населенные пункты, вокруг селения располагался еще ряд семейных хуторов, служивших сезонными обиталищами. Таковыми были хутора Аммайгаджиевых, Абдулхаликовых, Мамаевых, Абдулгаппаровых, Саидла Гаджиевых, Мустапала Абдулхаликовых, Черековых. Вокруг и рядом с этими хуторами располагались пахотные земли и сенокосы. После уборки урожая, в осенне-зимний период, они служили пастбищами для их скота.
Рядом с селом протекает приток Уллучая Буган. На этой реке имелись собственные мельницы Юсупова Ахмеда, Абдулхаликовых, Багамаевых, Гусиновых, Алтаевых, Гаджиахмедовых, Абдурашидовых. Мельницы приносили их владельцам определенный доход, потому что здесь зерно мололи не только ураринцы, но и жители соседних сел, таких как Дуакар, Сурсбук, Карбачи и Аяцимахи, Мирзита, Гуладты, Цугни, Гулебки, Ургани, Уцули, Нахки, Наци.
Поверья. В весенне-летнее время часто не было осадков, травостой выгорал, реки мелели, посевы вяли. В это время молодежь и подростки отправлялись за камешками к местечку Макьякь, находящемуся возле селения Уцула Акушинского района, расположенного в 5 км от сел. Урари. Камешки надо было собрать тайком от жителей села, ибо, по их поверью, если чужаки соберут камешки из данного места, то их посевы подвергнутся градобитию. Часто из-за этих камешков происходили столкновения между молодежью обоих сел. Камешки все равно собирали. Их бросали в речку Буган, протекающую рядом с селением, и ожидали осадков.
Для вызова осадков также ходили на речку, и каждый пришедший должен был набрать здесь по одной тысяче камешек и бросить их в речку, текущую из селения Цугни.
При долгой ненастной погоде, чтобы вызвать солнце, женщины на перекрестках дорог пекли лепешки и раздавали всем проходящим.
В местечке Зузли на восточной стороне села находится мавзолей шейха. Имя его неизвестно, неизвестны даты рождения и смерти, неизвестно даже, имеется ли здесь захоронение. Однако из всех ураринских хуторов и селений верующие совершают паломничество к мавзолею, что продолжается и поныне. 
Такой же мавзолей – «шейхла Хъали» – имеется на восточной окраине сельских кладбищ. О том, кто и когда захоронен здесь, также нет сведений. 
Ураринцы отмечали своеоб-разные праздники: 22 марта – День пахаря («ХъубяхIруми»). Село делилось на 4 квартала. Праздник проводили по очереди по кварталам у самого почетного и уважаемого сельчанина. В досоветские времена основными напитками на праздниках были буза и муккатта, крепость которых не уступала крепости крепленого вина. А в советские времена добавились вино и водка. 
22 июля – это особый ураринский праздник, посвященный наступлению лета. Готовились к празднику задолго до этой даты. Праздник назывался «Цинна» – восхождение на гору Цинна, т.е. Шунидаг, расположенную недалеко от Кассагумахи Акушинского района. Молодые парни и девушки отправлялись к горе: парни – на лошадях, девушки – на ишаках. И на лошадях, и на ослах имелись хурджины с яствами и напитками. Лошадей в селе не хватало. Нанимали их у знакомых и гостей в соседних селах, особенно у зилебкинцев. Так получался целый эскадрон, иногда насчитывающий более ста коней.
По дороге к горе парни и девушки останавливались, пели песни, водили хороводы, устраивали танцы, конкурсы частушек. Доехав до цели – горы Шунидаг, т.е. Цинна, надо было наполнить мешки местной глиной, которую использовали раньше для побелки комнат. Здесь молодой человек подходил к девушке, которая понравилась ему, и предлагал свою помощь. Редко случались ошибки в выборе любимой. Девушки принимали помощь. Этот праздник назывался и праздником любви. После того, как мешки наполнили глиной, девушки стелили скатерти на земле, ребята вынимали из своих хурджинов сладости и напитки, а девушки – халву, чуду и другие яства. Ели, пили, пели. Здесь девушка клала чуду с халвой именно перед тем парнем, кого она полюбила. Тут выбор окончательно определялся. Затем вьюки погружали на ослов и отправлялись обратно домой. Дорога была не короткой, где-то 15–17 км. И на обратном пути парни и девушки пели, временами останавливались и устраивали танцы, джигитовку. Так к закату солнца доезжали до дома.
Всенародным праздником 
был так называемый «Хула гIяюрти» – большие танцы. Этот праздник проводили ежегодно то в одном, то в другом селении. Последний раз праздник был проведен в селении Урари в 1930 году в местечке Къатта урцIни – равнина у речки. На праздник собрались сотни гостей из всех сюргинских сел Дахадаевского и Акушинского районов. Гости приезжали не с пустыми руками – приводили с собой десятки баранов и 30 голов быков. Праздник длился 4 дня. Гости ночевали у ураринцев. На следующий день собирались на этом же месте. Резали скотину, варили чабанский хинкал, жарили шашлыки, варили курзе. Пили бузу, муккатту, вино, водку. Молодежь пела песни и танцевала. Из каждого села здесь были музыканты. Устраивали конкурсы певцов и танцоров, соревновались в борьбе и джигитовке, камнеметании. 
Победившим на этом празднике в песнопении, танцах, борьбе, камнеметании, джигитовке на четвертый день вручали ценные призы. 
По сложившейся традиции знамя, дающее право на устройство праздника в следующем году, определяло жюри, состоящее из почетных аксакалов, приглашенных на праздник. Жюри решило передать знамя зилебкинцам. Они должны были устроить праздник в следующем году, однако, по неизвестным до сих пор причинам, праздник не состоялся.
Были у ураринцев и другие праздники, такие как Ураза-байрам, Курбан-байрам, первомайские, октябрьские и День Победы.
Первомайские и октябрьские праздники превращались в настоящие всенародные гуляния. Проводили демонстрации со знаменами и лозунгами, с маршировкой по улицам села всех жителей от мала до велика. На праздники приходили и жители ураринских хуторов. Их встречали за селом. Потом проводили митинг на площади перед школой. 
Праздник 9 Мая отмечали ежегодно торжественно. Праздник был также всенародным. Митинг проводили перед памятником погибшим в Великой Отечественной войне.
После распада СССР майские и октябрьские праздники перестали проводить, а День Победы отмечать стали скромно.
Среди ураринцев было немало людей, которые оставили о себе добрую память. В свое время силой и ловкостью прославился Али Курбанбагамаев. Он был сильнейшим борцом (мушликья), который никогда никому не проиграл. Никогда никто из его соперников не смог одолеть его. Однажды он узнал о том, что в какие-то дни в с. Акуша состоятся соревнования даргинцев по борьбе. Взял с собой двух наиболее верных ему друзей и отправился в Акуша. Он прибыл сюда в самый разгар борьбы. Среди присутствовавших нашелся человек, который кое-что знал о нем. Судейская коллегия предложила ему побороться. Он не отказался. Уложил одного, второго, третьего… девятерых уложил на лопатки. Выставили десятого. Али в это время сказал: «Я сюда приехал побороть не всех акушинцев. Дайте самого сильного. Если одолею – одно, если нет – считайте, что я проиграл». Никто не осмелился выйти бороться. На этом закончились соревнования. 
До Октябрьской социалистической революции в селении не было слишком богатых, пользующихся чужим трудом, было несколько чуть зажиточных семей. Октябрьская революция положительно сказалась на всем укладе жизни сельчан. В 20-е годы был построен по голландскому проекту и на их технике, по их технологии маслосырзавод, продукция которого за валюту шла за границу. Были построены здания для 7-летней школы, почтового отделения и сберкассы городского типа, здания для магазина, избы-читальни, библиотеки, ветлечебницы, осеменительного пункта. Впоследствии были построены Дом культуры на 500 мест с помещениями для контор, новая школа на 300 мест, пекарня, здания участковой больницы, для приезжих специалистов, баня, обувная фабрика, хозмаг, токарно-слесарная мастерская, пилорама, электромельница, газобензозаправка.  Все эти объекты давали работу более 200 ураринцам. Жизнь ураринцев шла в гору. Проложили водопровод через лес, протяженностью 12 км. Открыли автобусный маршрут Махачкала – Урари. Горбачевско-ельцинская власть сказалась на ураринцах величайшей катастрофой, разрушительную силу которой можно сравнить с разрухой в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг. Из 270 домов опустели 180, совхоз как таковой перестал существовать, исчезли бесследно 1200 голов КРС и 7 тыс. голов МРС, перестал действовать автобусный маршрут Махачкала – Урари, водопровод зимой не работает.
Кто бы мог подумать, что благополучная и устроенная жизнь ураринцев так изменится в худшую сторону! Нам остается только надеяться на понимание и помощь нынешнего руководства республики, которое прилагает немало сил для того, чтобы улучшить жизнь горцев, благоустроить их быт, возродить народные промыслы, решить и другие вопросы.
Проблем очень много, но вместе ведь мы их преодолеем!
«назад

Фотолента

фотографий: 0
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив