Народы Дагестана
Архив номеров » № 6, 2015 от 26 Апреля 2016 г » Общество » Его называют живой легендой

Его называют живой легендой

Когда я посетил в очередной раз в г. Дагестанские Огни, мне захотелось встретиться с аксакалом, увидеть и побеседовать с живым Героем Насруллаевым, который всю свою сознательную жизнь посвятил честному труду и до сих пор гордится своей профессией стекловара. А как найти его мне подсказали огнинцы: «Поверьте нам, кого-кого, а его найти очень легко. Спросите у любого взрослого огнинца: «Где живет Гебек Алиевич Насруллаев?» и вам сразу ответят: «Прославленный стекловар, Герой Социалистического Труда, наставник молодежи Гебек Алиевич живет рядом со стеклозаводом».

Так я и сделал: не зная ни улицы, ни номера его дома, я пошел в сторону стеклозавода. Первый же встречный показал мне не только улицу, где живет герой моей статьи, но и повел меня прямо в дом Насруллаева, поздоровавшись с ним, оставил нас наедине и продолжил свой путь. Меня это вдвойне обрадовало, так как я воочию убедился в том, чтотепло и человечность, которыми Гебек Алиевич щедро делился со всеми всю свою жизнь, теперь возвращаются к нему же, даря радость и счастье живого человеческого участия.

Высокого роста, худощавого телосложения 84-летний аксакал мне показался бодрым человеком и интересным собеседником. Несмотря на свой солидный возраст, у него феноменальная память (Гебек Алиевич помнил не только события своей личной жизни, но даже статистические данные заводской жизни).

Вот что он рассказал о своем трудном и голодном детстве:

– Я родился в селе Варсит Кайтагского района в 1927 году. Рос сиротой: ни отца, ни мать не помню, так как они оба умерли, когда мне было 4 года. Всю ответственность за нашу семью взял на себя старший брат Маллаали. Однако через некоторое время и его забрали служить в рядах Красной Армии. Потом началась война. Брат так и не вернулся в село: погиб на полях сражений, тогда ему не исполнилось даже двадцати лет. Очень трудно было нашей родне прокормить семью. Поэтому я в тринадцатилетнем возрасте вынужден был зарабатывать себе на кусок хлеба: стал ухаживать за ездовыми колхозными лошадьми. Конечно, не легко приходилось мне вдали от села, одному пасти борзых лошадей, частенько они своими действиями беспокоили меня. С другой стороны, их понять можно, ведь им иногда хотелось свободной жизни. Да, не все гладко складывалось у меня.

Характер моего собеседника закалялся в трудных жизненных испытаниях. Когда его определили в школу фабрично-заводского училища стекольного завода «Дагестанские Огни», жизнь стала иной. Было это в военные годы, поэтому с первых дней учебы в ФЗУ учащиеся работали на заводе. Сначала Гебек работал в цехе ширпотреба, стал овладевать профессией выдувальщика стеклоизделий. Когда война закончилась и страна нуждалась в строительном стекле для восстановления разрушенных войной городов, машинно-ванный цех стал главным объектом на заводе. Сюда отломщиком стекла пришел и Насруллаев. Затем стал работать бортовым, помощником мастера и старшим мастером вертикального вытягивания стекла.

Много начинаний на его счету: это и продление сроков работы машин, до 10 раз превышающее расчетное время, и увеличение скорости вытягивания стекла, и централизованная подвозка стекла, дающая большую экономию сырьевых материалов, и обучение мастеров, а также активное участие в общественной жизни завода.

Завод наращивал мощности и совершенствовал технологию. Большую долю героического труда вложил в это Гебек Насруллаев. Он разработал предложение о совершенствовании конструкции засыпной части стекловаренной печи, значительно продлившее срок службы арки, в конструкции печи были электроплавленные огнеупоры и установлен усовершенствованный экран конструкции инженера Германова. Проведенная реконструкция основывалась на моделировании узлов ванной – стекловаренной печи и канала ВВС (вертикального втягивания стекла). Производительность машин росла значительно быстрее намеченного. Выработка стекла достигла более 10 миллионов квадратных метров при резком снижении его себестоимости. Завод занял первое место в соцсоревновании среди стекольных заводов Российской Федерации, а Насруллаев прославился на всю страну как мастер-наставник, получивший почетное звание «Лучший рабочий профессии». Кстати, в его бригаде получили «рабочие дипломы» более 200 стекловаров.

Насруллаев возглавлял комсомольско-молодежную смену. За успешное выполнение семилетнего плана был награжден орденом Ленина. А за образцовое выполнение заданий восьмилетки Указом Президиума Верховного Совета СССР он был удостоен звания Героя Социалистического Труда с вручением второго ордена Ленина и золотой медали «Серп и молот».

В нашей непринужденной беседе Гебек Алиевич с гордостью говорил о старшем поколении стеклозаводцев, у которых сам учился искусству профессии:

– Мои старшие товарищи – русские Павел Лебедев и Михаил Коськов, лезгин Хаир Абасов и Бабахай Муслимов, аварец Муслим Мусаев – охотно передали мне, даргинцу, секреты своего мастерства. Чудесные были мастера! И по истечении пятидесяти лет я с благодарностью вспоминаю о моих первых наставниках. После их ухода на пенсию ответственность за судьбу производства легла на наши плечи. Рядом со мной работали представители второго поколения, многие из которых окончили школу ФЗУ. Мы, мастера второго поколения, впоследствии и сами стали ветеранами производства, но в наших успехах, прежде всего, видели заслугу наших учителей. И нам пришлось обучать молодых, но уже третье поколение завода.

Мне приходилось работать на заводе со многими директорами. Особо хочется сказать добрые слова в адрес Константина Козленко, обладавшего незаурядными организаторскими способностями, который в кратчайшие сроки реконструировал производство стекла, укрепил трудовую и производственную дисциплину. Именно при нем наш завод добивался больших производственных достижений. И не только производственных. По его же указанию в ДагОгнях снесли деревянные бараки и начали строить капитальные каменные дома для заводчан. Недаром говорят: «Добро дороже золота». Старшее поколение огнинцев и по сей день хорошо отзывается об этом честном и добром человеке. Примечательно, что его именем названа одна из центральных улиц города Дагестанские Огни. Конечно же, добрым словом хочется вспомнить и других директоров завода: Селима Бабаханова, Валентина Алиева, которые также внесли значительный вклад в дело улучшения производственных показателей. Мы радовались тому, что от поколения к поколению передавались лучшие традиции завода.

Трудно было расставаться с заводом, с коллективом, куда Насруллаев пришел мальчишкой из бедной семьи, провел свои лучшие годы в производственных цехах, где он впоследствии возмужал. Но годы берут свое. Гебек Алиевич на пенсию ушел в пятьдесят лет, однако и после этого у него забот было предостаточно: его утвердили председателем Огнинского поселкового Совета. На этой ответственной должности он проработал три года. Многие изменения в поселке связаны с его неустанным трудом, и он снискал большое уважение жителей поселка. В 2006 году ему присвоено звание «Почетный гражданин города Дагестанские Огни».

Как и многие огнинцы, Гебек Алиевич переживает за судьбу родного стеклозавода. Он вспомнил 80-е годы, когда завод «гремел» на всю страну, обеспечивал горожан работой, ведь в те годы здесь трудились более 2 тысяч человек. После 90-х годов, в результате неудачных реформ, стекольный завод «Дагестанские Огни» в числе других предприятий страны попал в водоворот хаоса. За считанные годы он потерял своего потребителя, оборвались все экономические и хозяйственные связи. Более одной тысячи работников стеклозавода оказались за воротами предприятия. Хорошо, что в последнее время нашелся предприимчивый руководитель Патахутдин Магомедов, который всеми силами старается наладить работу завода. Первые успехи радуют…

В конце нашей беседы я попросил Гебека Алиевича ответить на вопрос: «Что Вы посоветуете сегодняшним хакимам и молодежи?», на что он ответил: «Не надо все перечеркивать, что было положительного при советской власти. Если были допущены какие-то ошибки, то их следует исправлять. Надо постараться все делать так, чтобы нашим гражданам сегодня жилось лучше, чем вчера. Нынешняя молодежь умная, грамотная, но мало кто занимается воспитательной и разъяснительной работой. Следует учить молодое поколение на добрых традициях наших дедов и прадедов».

Конечно же, теперь Гебек Алиевич больше внимания уделяет своей семье, внукам. У него 5 детей, 8 внуков и 2 правнучки. Его семья интернациональная. Сам он даргинец, его жена по национальности лезгинка. Жили совместно 37 лет, но вот уже четверть века как ее не стало. Для себя он считает это огромной потерей. Но жить-то надо! Получает приличную пенсию, ни в чем не нуждается. Появились новые дедушкины заботы, радость и тревога за внуков. Чтобы не было скучно, иногда работает и на огороде, чем может, помогает сыновьям и в строительных делах. Также продолжает участвовать в общественной жизни города: много лет является членом Совета старейшин города. Его часто приглашают в школы на встречи с учащейся молодежью.

Когда я собрался уходить и решил попрощаться, Гебек Алиевич с улыбкой на лице сказал: «Пирмагомед, учти одну истину: у нас в Дагестане горец приходит в гости без разрешения, но уходит из дома по разрешению хозяина». Мне ничего не оставалось, как подчиниться аксакалу, прошедшему уроки полувекового университета жизни. 

«назад

Фотолента

фотографий: 3

Г. Насруллаев на открытии многофункциональной спортивной площадки в г. Дагестанские Огни

Категория фото: ОБЩЕСТВО »
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив