Народы Дагестана
Архив номеров » № 2, 2021 от 23 Июня 2021 г » Неформат » Toxic: новая дагестанская музыка

Toxic: новая дагестанская музыка

 Один из таких коллективов – группа Toxic. В ее составе Анжела (вокал), Даниял (гитара), Марат (фортепиано), Мухаммад (барабаны) и Магомед (бас-гитара). Команда в начале своего пути, но ребята уже имеют серьезные амбиции – об этом рассказали сами участники группы Анжела и Магомед.

АНЖЕЛА

Родилась в Махачкале.

Любимое место в Дагестане – центральная площадь Махачкалы.

Любимый музыкальный проект в России – Максим Свобода.

Любимый музыкальный проект в мире – группа The Hardkiss (Украина).

Кто/что тебя вдохновляет? Люди.

Люблю музыку, потому что я не могу без этого жить, это моя душа.

Если бы не музыка, занималась бы актерской деятельностью.

МАГОМЕД

Родился в Махачкале.

Любимое место в Дагестане – Сулакский каньон.

Любимый музыкальный проект в России – группа «Дайте танк».

Любимый музыкальный проект в мире – группа Red Hot Chili Peppers (США).

Кто/что тебя вдохновляет? Для творчества – одиночество, для счастья и мотивации – другие люди.

Люблю музыку, потому что это гармония и это приятно.

Если бы не музыка, занимался бы спортом.

ИНДИ-РОК ОТ «ТОКСИКОВ»

– Анжела, Магомед, расскажите, как зарождалась группа, как собрался нынешний состав.

Анжела. – В конце лета прошлого года я хотела выступить с концертом на Art Fabrica (прим: площадка для мероприятий), но поняла, что одной меня будет мало. Тогда я позвала своего знакомого гитариста Данияла. Но и вдвоем мы поняли, что звучим неинтересно, не хватает звука. Чтобы сделать выступление более ярким, мы позвали еще людей – нашего знакомого клавишника Марата и барабанщика Мухаммада. Тогда мы еще не называли себя группой. Просто хотели выступить разок.

Потом нас пригласили выступить в одном кафе и спросили, как называется группа. Тогда-то мы и поняли, что нас, оказывается, уже считают группой (смеется). В конце того же года к коллективу присоединился Магомед.

Магомед. – Это был конец осени, насколько я помню. Мне тогда было абсолютно нечего делать, и друг детства Даниял говорит: «Ты же на гитаре играешь, давай к нам басистом, там не сложно, четыре струны». Я подумал, почему бы и нет. Я – самоучка, до этого играл на акустической гитаре.

Мне очень понравилось в новой команде. Атмосфера, репетиции… Сложилась уже полноценная группа.

– Название Toxic – что оно символизирует?

Анжела. – Над названием думали очень долго, не могли ничего придумать. Мы с Даником прикалывались с того, что любим обсуждать людей, которые нам не нравятся (смеется), и использовали модное сейчас слово «токсик» – токсичный человек. И как-то раз говорю: «Давай так группу назовем, всё равно часто это слово используем», и он согласился.

Правда, наше название клавишник и барабанщик тогда не оценили, но я уже полюбила это название, к нему привыкли, и мы оставили его.

– Как бы вы назвали жанр, в котором выступаете?

Анжела. – Изначально мы позиционировали себя как кавер-группа и исполняли песни, которые нам нравятся, в разных жанрах: рок, инди-рок, поп, джаз, блюз. Песня, которую мы сейчас пишем, больше похожа на инди-рок (альтернативный рок).

– Пишете свои песни?

Анжела. – Да, первую песню сейчас записываем. Текст мой, музыка ребят. Мага тоже пишет тексты. У нас есть одна песня, которую мы сделали вместе, но еще не записали. А вообще хотела бы, чтобы до конца этого года мы выпустили альбом. –

Пишете на русском?

Анжела. – Пока да, но мне бы хотелось попробовать написать на английском.

– Насколько активна ваша концертная деятельность? Часто выступаете?

Анжела. – Когда мы только начали, каждую неделю было по одному выступлению на разных площадках, в основном – кафе, рестораны. Но при таком ритме не успевали менять репертуар. К тому же очень уставали, потому что кроме концертов еще репетиции каждый день по 2-3 часа.

Помимо этого, еще у каждого учеба или работа. Я пою в филармонии, работаю в «Не школе барабанов», преподаю эстрадный вокал. Марат работает в музыкальном магазине, продает инструменты, оборудование. Мухаммад – артист симфонического оркестра Театра оперы и балета, преподаватель Детской школы искусств им. Т. Мурадова. Даниял учится на режиссера в Северо-Кавказском государственном институте искусств (г. Нальчик). Магомед получает дополнительное образование, изучает немецкий язык.

Но сейчас у нас затишье, потому что Даник в Нальчике, уехал на сессию.

– Музыка приносит вам доход?

Анжела– Так как я работаю в музыкальной сфере – да, но что касается группы – нет, не приносит. Мы зарабатываем на концертах, но эти деньги не идут нам в карман. Они идут на инструменты, на аренду звукозаписывающей студии.

– Сколько группа зарабатывает за один концерт?

Анжела. – Мы очень мало брали, тысяч 7-8. Это мало для целой группы.

– Часть населения Дагестана довольно тяжело принимает новые течения, новые веяния, в том числе в искусстве. Помню, как пару лет назад рок-группы называли сатанистами, срывали их концерты. Вы сталкивались с чем-то подобным?

Магомед. – У нас легкая, попсовая музыка, нас сатанистами при всем желании не назовешь. Например, исполняем песни Рианны, Шакиры – они, наверное, не такие резонансные.

Анжела. – Сатанистами нас точно никто не назовет. Проблем ни разу не было, все нормально воспринимают. Никто не говорил, что мы что-то ужасное делаем. Случалось, что даже на улице выступали, когда не было заведения. Люди воспринимали адекватно, хлопали, поддерживали.

– В Дагестане такие группы, как ваша, могут быть востребованы и актуальны так же, как эстрадные поп-артисты? И нужно ли это, или лучше оставаться в андеграунде?

Анжела. – Нужно. Я знаю, что даже на свадьбах сейчас приветствуются не только Кристина, Даниэль Гарунов, Тельман и другие подобные артисты. Некоторые предпочитают более живую, современную, молодежную музыку. Идет процесс смены музыкальных предпочтений, просто нужно время: лет пять, может, и меньше.

Нас, кстати, приглашали однажды на свадьбу, но в итоге не сложилось.

– То есть через несколько лет на концерте, скажем, в Русском театре, после Зайнаб Махаевой на сцену может выйти группа Toxic?

Анжела. – Вполне возможно. Нам уже предлагали организовать концерт в театре, но пока нужно раскрутиться. Я не уверена, что сейчас на наш концерт придут 300 человек. Да и материала у нас пока недостаточно.

– Анжела, у тебя ведь недавно также был опыт участия в спектакле Саидат Лугуевой «Превращение» (трагикомедия про поэта Грегора). Расскажи о нем.

Анжела. – Летом прошлого года я устроилась бариста в кофейню, совладельцем которой была Саидат, чтобы подзаработать после карантина. Так мы и познакомились. Она узнала, что я – музыкант, я и гитару свою туда принесла. Работала там до середины сентября, а в ноябре или декабре Саидат мне написала про свой проект и предложила выступить. Я с удовольствием согласилась.

Спектакль поставили в феврале в Русском театре. Я была внутренним голосом главного героя Грегора, исполнила 5-6 песен. Это было непростой задачей, нужно было не только выучить все песни, все аккорды, но и душевно их сыграть, хорошо подать в присутствии зрителей.

Я впервые участвовала в спектакле, и это самая лучшая работа, которая у меня когда-либо была. Делать то, что я люблю, еще и получить за это деньги, было здорово. Жаль только, что пока спектакль прошел только единожды.

– Как относятся родители к твоим занятиям музыкой?

Анжела. – У меня мама сама поет всю жизнь. Изначально она отдала меня на скрипку, считала, что так я заработаю миллиарды (смеется), но через три года я оставила эти занятия. Мама не считает мое увлечение музыкой серьезным занятием, пока это не начнет приносить деньги.

Магомед. – У меня семья не такая музыкальная, но мама всегда поддерживает меня в моих в начинаниях. А папа просто не против, этого достаточно.

– Каким вы видите будущее группы?

Анжела. – У меня очень большие амбиции: я хочу, чтобы наша группа развивалась, хочу выступать в других регионах, хочу альбом, хочу попасть в какой-то лейбл (Прим: компания, занимающаяся продвижением исполнителей, записью и распространением музыкальной продукции). Надеюсь, всё это вопрос времени.

Магомед. – Когда есть потенциал, главное – немного постараться. Пока проблема в том, что участники группы немного далеко друг от друга находятся в физическом плане. Собраться, поработать – и всё получится. Будущее группы вижу как минимум на региональном уровне. Здесь мы будем востребованы, просто нужно немного постараться.

«назад

Фотолента

фотографий: 7

Группа Toxic на сцене

Категория фото: Неформат »
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив