Народы Дагестана
Архив номеров » № 3, 2021 от 18 Августа 2021 г » Бизнес » Когда нити сплетаются воедино

Когда нити сплетаются воедино

РАБОТА С ДУШОЙ

Производством ковров Сабир Шихов занимается более 40 лет. Ковровщицы у него есть практически во всех городах Дагестана. Так, всего у Сабира более 50 работниц, которые занимаются производством ковров. Многие это делают в домах за собственными станками, но есть и те, кто с утра до вечера трудится в цеху.

Такое небольшое предприятие в Дагестанских Огнях Сабир открыл 6 лет назад. Говорит, появилась потребность в таком месте из-за новых ковровщиц. Упускать их не хотелось, потому что они, как признается герой, на вес золота. Ответственная за качественную работу в цеху дочь Сабира – Маржана. Она единственная из его пяти детей, кто стал продолжателем семейного дела.

– Сколько помню свою семью, мы всегда ткали ковры. Мама в детстве сажала меня за станок и говорила: «Пока 10 рядов
не сделаешь – не встанешь». Я часто обманывала, делала 5 рядов и убегала играть во двор. К сожалению, в юном возрасте не
понимаешь, какую культурную ценность несут ковры. Когда мы открывали производство в Дагестанских Огнях, здесь работала одна женщина. Потом о нас стали узнавать. Сработало так называемое «сарафанное радио»,
– рассказывает она.

В год такой цех может производить в среднем от 1 до 3 ковров, в зависимости от размеров и сложности. Есть еще другой фактор, который зависит от ковровщицы и от того, сколько часов и дней в неделю она готова просидеть за своей работой. В летнее время из-за свадеб и отпусков работа затягивается.

Кроме того, есть и ключевой момент в этом деле: многие ковровщицы работают парами. Одной ковер размерами три метра на четыре соткать невозможно. Поэтому они договариваются с напарницами. Хотя четкого графика в такой работе нет, но за своим ковром они могут просидеть от 5 до 20 часов, с перерывами на обед и отдых. Сами ковровщицы не относят это к минусам своей профессии. «К производству ковра нужно подходить с душой, быть в хорошем настроении», – считают они.

«Я БЫ С ДРУГОЙ НЕ СМОГЛА»

Ковер – это сложная синхронная работа. Даже выполнение петель ковровщицы должны закончить одновременно. Поэтому свою «пару» каждая нашла уже давно и крепко за нее держится. Руководитель цеха признается, что, если посадить двух женщин, у которых полный разлад, ковер может не получиться.

Свою напарницу Пакизат Гюлева нашла сразу. Они работают в цеху с первых дней.

– Мы друг друга понимаем с полуслова, хорошо сдружились, у нас есть общие темы во время работы. Я бы с другой не смогла, – признается она.

Умайсат Таибова новенькая на производстве, для нее привезли в цех отдельный станок. Но ткет ковры Умайсат, как каждая уважающая себя табасаранка, еще с детства. Более 20 лет она проработала на ковровой фабрике в Табасаранском районе, делала дома ковры на заказ.

– В работе помогает иногда дочь, хотя молодежь уже не хочет этим заниматься. Но я стараюсь вложить в нее любовь к нашему ремеслу. Но и сразу ткать ковер невозможно, вначале мы учим делать узелки, следующая стадия – обучить рисунку, после – обрезке нитей. Но это очень кропотливая работа, а молодое поколение не может долго сидеть на месте, – говорит мастерица.

ШТУЧНОЕ ПРОИЗВОДСТВО

Кроме ковров ручной работы в цеху производят еще и сумахи. Отличие их в длительности работы, а также в том, что
ковер ткется, а сумах плетется. На ковре ворс получается сверху, на сумахе же снизу. Совсем безворсовый называют
паласом. Он разительно отличается толщиной от ковра. Очень тонкий и легкий.

Но одно ясно точно: невозможно найти одинаковый ковер и сумах. Они все разные и производятся в единственном экземпляре. Каждая ковровщица нередко привносит что-то свое в ковер. Она видит его каждый день, и во время работы у нее визуально появляются новые узоры. Заказчики не против такого творческого новшества. Как говорится, одна голова хорошо, а две лучше. Но обязательно, чтобы работницы согласовали это с художником.

Пока Маржана рассказывала об особенностях узора табасаранского ковра, цех наполнился пением ковровщиц. Несмотря на концентрированную и тяжелую работу, такую разрядку давать обязательно.

ЯЗЫК КОВРА

Дизайном ковров занимается лично Сабир. Он отучился на художника в Липецком областном художественном училище. Долгое время работал в Школе искусств, преподавал живопись, лепку. Сейчас мастер рисует каждый ковер, применяя старинные узоры, которые переходят из поколения в поколение. Ведь всё новое – это хорошо забытое старое.

– В последнее время папе стало нравиться совмещать современные и старинные узоры. Цветовую гамму и нити подбирает тоже он. В таких делах мы ему не советчики. Каждой ковровщице дается черно-белая схема ковра. Многие узоры они знают наизусть, срабатывает генетическая память. Они ткут ковры с самого детства, поэтому встречающиеся старинные узоры повторяют с легкостью, – рассказывает Маржана.

По словам дочери, ее отец постоянно экспериментирует с цветами и рисунками. Много лет назад он придумал несвойственный для табасаранского ковра прием. Сабир первым начал использовать в одной петле сочетания двух по тону одинаковых цветов, который впоследствии назвал меланж. Такое новшество понравилось мастерицам, и они стали активно использовать его в работе.

Каждый элемент в табасаранском ковре имеет значение. Ковер с определенным орнаментом тоже имеет свое название. Раньше они именовались в честь ковровщиц, которые и придумали их. Или по названию села, откуда «вышел» этот ковер.

Например, у ковра под названием «Сафар» есть красивая легенда о девушке, которая придумала его. Она была влюблена
в чабана, и, когда он ушел пасти овец, его накрыла буря. Мужчина трагически погиб. По своей утраченной любви она и
создала ковер, где изобразила его папаху, овец, луг, солнце. В народе говорят, что ковер «Сафар» – к баракату в доме. У каж-
дого табасаранца он должен был быть в доме,
– делится Маржана.

«АЛЬ-АБВАБ»

К 2000-летнему юбилею Дербента Сабиру Шихову и художнику Серажетдину Улаеву пришла в голову идея изобразить известную гравюру на ковре. Спустя год усиленной работы на ковре появился древний Дербент по мотивам гравюры
русского живописца и военного топографа Гаврило Сергеева, побывавшего в городе в 1796 году. Ковер этот назвали
«Аль-Абваб» – сокращенно от Баль-аль-Абваб. Так арабы называли Дербент, что в переводе означало «Ворота ворот».

Над таким ковром трудились 5 женщин. Он был заявлен в «Книгу рекордов России». Художники и авторы оценивали
его в 10 млн рублей. Посмотреть на него приезжали журналисты со всей России.

«Но сейчас он продан, хотя и расставаться с ним было нелегко», – признается супруга Сабира Фируза.

Долгое время ее муж изучал историю Дербента и военные события, которые происходили в городе. Совсем недавно он создал новый ковер «Нашествие на Дербент» по картине неизвестного художника. Кроме ковров, Сабир коллекционирует кувшины.

– Мне интересно всё, что связано со стариной. Раньше мы ковры обменивали на кувшины ХVIII-ХIХ вв. Такие вещи
радуют мой глаз. Я и сейчас закупаю в селах ковры со старинным орнаментом, чтобы сохранить его и повторить в но-
вом, – признается он.

ПРОИЗВЕДЕНИЕ ИСКУССТВА

Табасаранское ремесло претерпевает сегодня кризис. Всё больше людей покупают ковры фабричного производства,
которые Сабир также завозит из Ирана, Турции и Бельгии.

– Люди перестали ценить свое, родное. Не понимают, что шерстяной ковер ручной работы может прослужить от 100 до
400 лет, в то время как фабричный изнашивается после 10 лет использования. Кроме того, шерстяной полезен для здо-
ровья. Чем больше «живет» такой ковер дома, тем красивее он становится, на нем появляется приятный блеск. И еще это
ведь хорошее вложение. Ручные ковры с каждым годом растут в цене. Представьте, за сколько можно будет продать ковер
стоимостью 100 тысяч через 10 лет, – заключает герой.

Сейчас трудно найти ковровщицу до 50 лет. По прогнозам знатоков, через лет 10 такое производство канет в Лету. Воз-
родить это ремесло, как считает Сабир, можно, если увеличить зарплату ковровщицам и наладить экспорт ковров.

Если еще 20 лет назад Дербентская ковровая фабрика была известна во всем мире и имела 11 филиалов по всему южному Дагестану, то сейчас в республике таких цехов и в помине нет.

Сабир уверяет, сейчас на коврах много не заработаешь. Но любовь к своим коврам и родному ремеслу не позволяет
ему оставить это дело. Ведь ковер, как считает он, – это настоящее произведение искусства.

«назад

Фотолента

фотографий: 0
Учредители: Министерство по национальной политике, информации и внешним связям РД и журналистский коллектив